ВАСИЛИЙ АЛЕКСАНДРОВСКИЙ (Василий Дмитриевич Александровский)
(1897 - 1934)



    *  *  *                                    При разгрузке

Сколько счастья и путаницы,             Разговаривали в сумерках колеса
Я какой-то расколотый весь, -           Дребезжащих нумерованных телег;
Синь полей - моя вечная спутница,       Ты ушла в туман синеволосый  
Рев машин - колыбельная песнь.          Хоронить застенчивый смех. 

Полевые туманы и улицы,                 Паровозов удушливые всхлипы
Корпуса и дорожная пыль;                Не скребли уж душу тоской,
Я могу и смеяться и хмуриться           И тяжелые ящики и кипы
В звоне леса и в шуме толпы.            Взгромождались на плечи легко...

Скука схватит жестокими лапами,         Позабыта во рту папироска,
А в крови уже солнце снопом;            На затылок сдвинут картуз;
Здесь: приводы, моторы и клапаны,       Я шатался, как пьяный, по доскам,  
Там: овраги, пастух Пахом.              На телеги наваливая груз.

Там все так же душиста овчина,          - Эй, пусти! Стоишь, как идол!  
Здесь все тот же магнитный завод,       Еще пять порожних телег...
И вот жизнь, как вода из плотины,       Ах, какую мне тайну выдал
Закружила меня в хоровод.               Сегодня застенчивый смех. 
                                                 (1920)
Так и пусть бестолковая путаница, -
В голове моей радугой дым
Оттого, что синь - моя спутница,
Рев машин - раскаленный гимн.

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу