ПЕТР БОРИСОВ (Петр Иванович Глушаков)
(1893 - ?)

          Метель                      *  *  *

В темном поле, под навесом       Цвети, цвети, мой синий день, 
Стукотня со всех сторон,         Мечтой взволнованная пажить, 
О зубчатый гребень леса          Покуда на лесной плетень
Кто-то чешет белый лен.          Усталый вечер томно ляжет.

Осердясь, покашляв глухо,        И, как пастух, что свой распас
Занавесивши окно,                Сгоняет вновь к родимой веси,
На полях опять старуха           Так я закончу в этот час
Спозаранку ткет рядно.           Свои размывчатые песни.

Леса старая овчина               Спокоен, радостен и прост
Греет старческий хребет,         Уйду к молчанью и покою,
Месяц дымною лучиной             Не буду слышать шепот звезд,
То погаснет, то блеснет;         Не стану плакать под луною.

Осердясь, челнок проворный       А в поле будет, как теперь,
Извивается вьюном...             В тревоге рваться ветер пьяный,
Ах, недавно, ночью черной        Голодный жаловаться зверь,
Забралися воры в дом.            Шептаться дикие бурьяны,

Не забыть старухе кражи:         И на деревне мужики
Опустела вовсе клеть,            С тяжелой думой, как колода,
А не мало надо пряжи             Мечтать под бременем тоски
Русь сермяжную одеть!            Про первобытную свободу,

И скрипят тревожно блоки,        И про раздолье диких мест,
Вот работушка пришла:            Овеянных звериным ревом,
Полотенца, наволоки              Где колокольный никнет крест
Забелели без числа.              Забытым, непонятным словом.

Берда ходят, как живые,
От станка трясется дом,
И полотна верстовые
Так и хлопают кругом.

Эй, прохожий, где дорога,
Щупай лучше костылем;
Попадешь к старухе строгой
Так и съездит челноком.

Закрывай, хозяйка, двери,
Чай, ведь месяц не апрель,
От Калуги и до Твери
Вьется белая кудель.
    (1921)
       
               

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу