САША ЧЕРНЫЙ (Александр Михайлович Гликберг)
(1880 - 1932)




       Мой роман                               Про Катюшу 

Кто любит прачку, кто любит маркизу,           На дворе мороз,
     У каждого свой дурман, -                  В поле плачут волки.
А я люблю консьержкину Лизу,                   Снег крыльцо занес,
     У нас - осенний роман.                    Выбелил все елки...
                                               В комнате тепло,
Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,       Печь горит алмазом,
     Смешна любовь напоказ!                    И луна в стекло 
Но все ж тайком от матери строгой              Смотрит круглым глазом.
     Она прибегает не раз.
                                               Катя-Катенька-Катюша  
Свою мандолину снимаю со стенки,               Уложила спать игрушки: 
     Кручу залихватски ус...                   Куклу безволосую,
Я отдал ей все: портрет Короленки              Собачку безносую
     И нитку зеленых бус.                      И коровку безрогую -  
                                               Всех в комок,
Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,    В старый мамин чулок
     Грызем соленый миндаль.                   С дыркой,
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,              Чтоб можно было дышать.
     Нас греет русская шаль.                   "Извольте спать,
                                               А я займусь стиркой...".
А Лизин кот, прокравшись за нею,
     Обходит и нюхает пол.                     Ай, сколько пены!
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,              Забрызганы стены,
     Садится пред нами на стол.                Тазик пищит,
                                               Вода болтается,
Каминный кактус к нам тянет колючки,           Катюша пыхтит,
     И чайник ворчит, как шмель...             Табурет качается...
У Лизы чудесные, теплые ручки                  Красные лапки 
     И в каждом глазу - газель.                Полощут тряпки, 
                                               Над водою мыльной
Для нас уже нет двадцатого века,               Выжимают сильно-пресильно 
     И прошлого нам не жаль:                   И в воду снова!
Мы два Робинзона, мы два человека,             Готово!
     Грызущие тихо миндаль.
                                               От окна до самой печки,
Но вот в передней скрипят половицы,            Словно белые овечки,
     Раскрылась створка дверей...              На веревочках висят
И Лиза уходит, потупив ресницы,                В ряд: 
     За матерью строгой своей.                 Лошадкина жилетка,
                                               Мишкина салфетка,
На старом столе перевернуты книги,             Собачьи чулочки,
     Платочек лежит на полу.                   Куклины сорочки,
На шляпе валяются липкие фиги,                 Пеленка куклиного ребенка,
     И стул опрокинут в углу.                  Коровьи штанишки 
                                               И две бархатные мышки. 
Для ясности, после ее ухода, 
     Я все-таки должен сказать,                Покончила Катя со стиркой,
Что Лизе - три с половиною года...             Сидит на полу растопыркой: 
     Зачем нам правду скрывать?                Что бы еще предпринять?  
                                               К кошке залезть под кровать, 
       (1927, Париж)                           Забросить за печку заслонку 
                                               Иль Мишку постричь под гребенку?.. 


      Крокодил                                  Концерт 

Я угрюмый крокодил                              Мы - лягушки-кваксы, 
И живу в зверинце.                              Ночь чернее ваксы... 
У меня от сквозняка                             Шелестит трава. 
Ревматизм в мизинце.                                 Ква! 

Каждый день меня кладут                         Разевайте пасти, 
В длинный бак из цинка,                         Больше, больше страсти! 
А под боком на полу                             Громче! Раз и два! 
Ставят керосинку.                                    Ква! 

Хоть немного отойдешь                           Красным помидором 
И попаришь кости...                             Месяц встал над бором, 
Плачу, плачу целый день                         Гукает сова... 
И дрожу от злости...                                 Ква! 

На обед дают мне суп                            Под ногами кочки, 
И четыре щуки:                                  У пруда - цветочки, 
Две проклятым сторожам                          В небе - синева.
Попадают в руки.                                     Ква! 

Ах, на нильском берегу                          Месяц лезет выше,  
Жил я без печали!                               Тише-тише-тише, 
Негры сцапали меня,                             Чуть-чуть-чуть, едва: 
С мордой хвост связали.                              Ква! 

Я попал на пароход.
Как меня тошнило!
У! Зачем я вылезал
Из родного Нила?.. 

Эй ты, мальчик толстопуз, -
Ближе встань немножко... 
Дай немножко откусить 
От румяной ножки! 
  

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу