ВАСИЛИЙ КАЗИН (Василий Васильевич Казин)
(1898 - 1981)



    *  *  *                                     Рубанок

Мой отец простой водопроводчик,               Спозаранок мой рубанок,
Ну, а мне судьба судила петь.                 Лебедь-лебедь мой ручной,
Мой отец над сетью труб хлопочет,             Торопливо и шумливо
Я стихов вызваниваю сеть.                     Мною пущен в путь речной. 

Кровь отца, вскипавшая, потея,                Плавай, плавай, величавый, 
Над сырой задачей чугуна,                     Вдоль шершавого русла,
Мне теперь для ямба и хорея                   Цапай, цапай цепкой лапой    
Волноваться отдана.                           Струи стружек и тепла.

Но, как видно, кровь стихов сильнее.          Лебедь мчится, и кружится 
От отца не скроюсь никуда.                    Шумный, шумный водопад,
Даже в ямбе, даже и в хорее -                 И колени в белой пене
Родинка отцовского труда.                     Утопают и кипят.

Даже и в кипеньи пред работой,
Знать, отцовский норов перенял.
Только то, что звал отец охотой,
Вдохновеньем кличут у меня.                         *  *  *

Миг - и словно искоркой зацепит,
Миг - и я в виденьях трудовых,                Давно такого не было лентяя!
И кипучий и певучий трепет                    Такого солнца! Желтый лежебок...
Сам стряхнет мой первый стих.                 Подумайте: до самого до мая 
                                              Замешкать, задержать снежок.
   Вспыхнет ритма колыханье.                  И лишь один протеплен переулок,
   Полыхнет упругий звук -                    Где так душисто дымится грунтозем,
   Близких мускулов дыханье,                  Как будто бы, не потушив, с огнем -
   Труб чугунный перестук.                    Тут солнце бросило окурок.

А потом, как мастерством взыграю,
Не удам и батьке старику -
То как будто без конца, без краю
Строки разгоняю...вдруг и на скаку,
Как трубу, бывает, обрубаю
Стихотворную строку.

Ну, а то - и сам дышу утайкой,
Повинуясь ритму строк своих -
Тихой-тихой гайкой -
Паузой скрепляю стих.

Пауза... и снова, снова строчки
Заиграют песней чугуна: -
Что ни строчка - в трудовой сорочке
Вдохновеньем рождена.

Так вот и кладу я песни-сети...
Многим и не вздумать никогда,
Что живет в искуснике поэте
Сын водопроводного труда.
        (1923)

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу