НИКОЛАЙ МИНСКИЙ (Николай Максимович Виленкин)
(1855 - 1937)


           Утешение                               *  *  *

Оно не в книгах мудреца,                Быть может, мир прекрасней был когда-то,
Не в сладких вымыслах поэта,            Быть может, мы отвержены судьбой.
Не в громких подвигах бойца,            В одно, друзья, в одно я верю свято,
Не в тихих подвигах аскета.             Что каждый век быть должен сам собой.

Но между тем, как скорби тень           Нет, за свою печаль, свою тревогу
Растет, ложась на все святое, -         Я не возьму блаженства прошлых дней.
Смотри: с востока, что ни день,         Мы, отрицая, так же служим богу,
Восходит солнце золотое.                Как наши предки - верою своей.

И каждый год цветет весна,              Пускай мы пьем из ядовитой чаши.
Не зная думы безотрадной,               Но если бог поставил миру цель,
И, солнца луч впивая жадно,             Без нас ей не свершиться. Скорби наши -
Спешат на волю семена.                  Грядущих ликований колыбель.

И всходы тайной силой пучит,            Мои сомненья созданы не мною,
И вскоре листья рождены,                Моя печаль скрывается в веках.
И ветер ласковый их учит                Знать, вера предков родилась больною  
Шептать название весны.                 И умереть должна у нас в сердцах.

Душа свершила круг великий.             Из рук судьбы свой крест беру смиренно,
И вот, вернувшись к детским снам,       Сомнений яд хочу испить до дна.
Я вновь, как праотец мой дикий,         Лишь то, чем мы живем, для нас священно -   
Молюсь деревьям и звездам.              И пусть придут иные времена!


     *  *  *                                          Поэту

Перед луною равнодушной,                Не до песен, поэт, не до нежных певцов!
Одетый в радужный туман,                Ныне нужно отважных и грубых бойцов.
В отлива час волной послушной,               Род людской пополам разделился.
Прощаясь, плакал океан.                 Закипела борьба, - всякий стройся в ряды,
                                        В ком не умерло чувство священной вражды.
Но в безднах ночи онемевшей                  Слишком рано, поэт, ты родился!
Тонул бесследно плач валов,
Как тонет гул житейских слов            Подожди, - и рассеется сумрак веков,
В душе свободной и прозревшей.          И не будет господ, и не будет рабов, -
                                             Стихнет бой, что столетия длился.
                                        Род людской возмужает и станет умен,
                                        И спокоен, и честен, и сыт, и учен...
                                             Слишком поздно, поэт, ты родился!

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу