ВСЕВОЛОД РОЖДЕСТВЕНСКИЙ (Всеволод Александрович Рождественский)
(1895 - 1977)



      Вечерний час                         *  *  *

Что может быть милей и проще, -      На палубе разбойничьего брига
Когда еще прозрачен май,             Лежал я, истомленный лихорадкой, 
К березовой причалить роще           И пить просил. А белокурый юнга,
И пить в тени вечерний чай!          Швырнув недопитой бутылкой в чайку,
В густой траве дымятся чашки -       Легко переступил через меня.
Благоухающий огонь -
И золотистые букашки                 Тяжелый полдень прожигал мне веки,
Щекочут теплую ладонь.               Я жмурился от блеска желтых досок, 
Так нежно, со стаканом чая,          Где быстро высыхала лужа крови,
В струистой синеве костра,           Которую мы не успели вымыть
Склоняется ко мне - не знаю -        И отскоблить обломками ножа.
Любимая или сестра.
И кажется, что это Счастье           Неповоротливый и сладко-липкий
Встает, спускается к реке.           Язык заткнул меня, как пробка флягу,
А белое мелькает платье              И тщетно я ловил хоть каплю влаги,
Как облако в березняке.              Хоть слабое дыхание бананов, 
                                     Летящее с Проклятых Островов.

                                     Вчера, как выволокли из каюты,
                                     Так и оставили лежать на баке,
                                     Гнилой сухарь сегодня бросил боцман
                                     И сам налил разбавленную виски
                                     В потрескавшуюся мою гортань.

                                     Измученный, я начинаю бредить,
                                     И снится мне, что снег идет в Бретани,
                                     И Жан, постукивая деревяшкой,
                                     Плетется в старую каменоломню,
                                     А в церкви слепнет узкое окно. 






  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу