ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ (Владимир Сергеевич Соловьев)
(1853 - 1900)


   Осеннею дорогой                                 На поезде утром

Меркнет день. Над усталой, поблекшей землей  Воздух и окошко, добытые с боя...
    Неподвижные тучи висят.                  Желтая береза между темной ели, 
Под прощальным убором листвы золотой         А за ними небо светло-голубое
    И березы и липы сквозят.                 И хлебов грядущих мягкие постели.

Душу обняли нежно-тоскливые сны,             С призраком дыханья паровоз докучный
    Замерла бесконечная даль;                Мчится и грохочет мертвыми громами,
И роскошно-блестящей и шумной весны          А душа природы с ласкою беззвучной
    Примиренному сердцу не жаль.             В неподвижном блеске замерла над нами.

И как будто земля, отходя на покой,          Тяжкому разрыву нет конца ужели? 
    Погрузилась в молитву без слов,          Или есть победа над враждою мнимой,
И спускается с неба невидимый рой            И сойдутся явно в благодатной цели
    Бледнокрылых, безмолвных духов.          Двигатель бездушный с жизнью недвижимой.


       *  *  *                                     *  *  *

Милый друг, иль ты не видишь,               Нет, силой не поднять тяжелого покрова
Что все видимое нами -                           Седых небес...
Только отблеск, только тени                 Все та же вдаль тропинка вьется снова,
От незримого очами?                              Все тот же лес.

Милый друг, иль ты не слышишь,              И в глубине вопрос - вопрос единый
Что житейский шум трескучий -                    Поставил Бог.
Только отклик искаженный                    О, если б ты хоть песней лебединой 
Торжествующих созвучий?                          Ответить мог.

Милый друг, иль ты не чуешь,                Весь мир стоит застывшею мечтою,
Что одно на целом свете -                        Как в первый день.
Только то, что сердце к сердцу              Душа одна и видит пред собою
Говорит в немом привете?                         Свою же тень.


       *  *  *                                     *  *  *

Хоть мы навек незримыми цепями              Земля-владычица! К тебе чело склонил я,
Прикованы к нездешним берегам,              И сквозь покров благоуханный твой
Но и в цепях должны свершить мы сами        Родного сердца пламень ощутил я,
Тот круг, что боги очертили нам.            Услышал трепет жизни мировой.

Все, что на волю высшую согласно,           В полуденных лучах такою негой жгучей
Своею волей чуждую творит,                  Сходила благодать сияющих небес,
И под личиной вещества бесстрастной         И блеску тихому несли привет певучий
Везде огонь божественный горит.             И вольная река, и многошумный лес.

                                            И в явном таинстве вновь вижу сочетанье
                                            Земной души со светом неземным,
                                            И от огня любви житейское страданье
                                            Уносится, как мимолетный дым.

 

  • На предыдущую страницу
  • В антологию
  • Вернуться на главную страницу